Никакой риск в раскрытии генетических рисков

Сидя в Вашем кабинете врача, Вы получаете плохие новости: Благодаря дефектному гену Вы в 15 раз более вероятны, чем средний человек заболеть болезнью Альцгеймера (AD). Но несмотря на диагноз, Вы вряд ли станете более беспокоящимися или подавленными в течение следующего года, согласно новому исследованию.

В этом возрасте относительно легкого последовательного генома любой может послать их слюну в компанию и изучить их риск развивающегося множества генетических заболеваний. Но действительно ли это — хорошая вещь? Исследователи и биоспециалисты по этике волнуются, что плохие новости могли травмировать пациентов и вызвать депрессию или другой психологический вред (Наука, 22 февраля 2008, p. 1022). Немного исследований, однако, исследовали психологические эффекты обнаружения этой информации.

Начатый в 2000, Оценка Риска и Образование для болезни Альцгеймера (ПОКАЗЫВАЮТ), разбираются набор для ответа на вопрос для н. э. Авторы исследования выбрали н. э., потому что в настоящее время нет никакого лечения, таким образом, новости о нахожении в опасности для болезни могли быть разрушительными. РАСКРЫВАТЬ бригада приняла на работу предметы, у кого были родитель или родной брат, страдающий от н. э. и кто подписался для приобретения знаний об их аполипопротеине E, или APOE, генотипе. У людей, у которых есть одна копия генного варианта APOE e4, есть в три раза больший риск развития н. э. У пациентов с двумя копиями есть 15-кратное увеличение риска.

Для получения прочитанного на базисной линии волонтеров умственный статус ПОКАЖИТЕ, что члены команды использовали стандартные психологические анкетные опросы для обследования их на депрессию и беспокойство. Генетические адвокаты тогда дали представление о гене APOE и статистике риска н. э. Наконец, ученые потянули образцы крови и разделили волонтеров на три группы для дальнейших встреч с адвокатами. Члены одной группы ничего не узнали о своем статусе APOE, одной группе дали хорошие новости, что его участники не были в повышенном риске для н. э., и заключительной группе дали плохие новости, что его участники подверглись повышенному риску. Три раза в следующем году, исследователи измерили депрессию предметов, беспокойство и уровни бедствия.

Не удивительно, волонтеры, получившие хорошие новости, за которыми ухаживают, чтобы быть более уменьшенными в течение года, чем были предметы, получающие плохие новости, отчеты бригады завтра в The New England Journal of Medicine. Но предметы, кто узнал, что у них был увеличенный риск болезни Альцгеймера, больше не были подавлены, не беспокоились, или беспокоились, чем предметы, кто не знал об их генотипе APOE, исследователи нашли. И спустя 1 год после получения плохих новостей, e4-positive группа больше не была подавлена чем тогда, когда они начали исследование.

Это может объяснить, почему 98% предметов e4-positive сказали, что все еще проверить, если бы у них был выбор снова, говорит Роберт Грин, невропатолог Бостонского университета, приведший исследование: «Если этой информацией был препарат… это выглядит довольно безопасным в этой небольшой группе обследованных людей».

Эксперты говорят, что исследование обеспечивает весьма необходимые данные о психологическом воздействии генетического испытания. Но у них есть резервирование об обобщении результатов. Генри Грили, биоспециалист по этике на юридическом факультете Стэнфордского университета в Пало-Альто, Калифорния, волнуется, что пациенты не получат тот же уровень рекомендации, как участники исследования сделали от занятого доктора или через онлайновый отчет генетически проверяющей компании. И Кеннет Оффит, генетик рака в Мемориале Онкологический центр Sloan-Кеттеринга в Нью-Йорке, говорит, что результаты н. э. могут не быть применимы к другим болезням. Н. э. обычно болезнь последнего начала, он отмечает, тогда как рак молочной железы может влиять на намного младших пациентов — и таким образом новости о том, чтобы быть в рискованном для рака молочной железы могут быть более травмирующими. «Нет адаптаций размера всего подхода к генетическому испытанию», говорит он.

Добавить комментарий