(Потрясенный) нос знает

Несмотря на то, что они — главные продукты массовой культуры, у собак Павлова ничего нет на человеческом носу. Ученые показали впервые, что люди могут быстро учиться различать почти идентичные запахи при выборе неправильно сетей их противный удар. Результат поднимает новые вопросы о том, как эмоциональный опыт влияет на наше обоняние и роль, которую они играют в сенсорном и тревожных расстройствах.В 1890-х российский физиолог Иван Павлов обучил собак связывать сигнал — обычно звук, такой как свист или окружение звонка — с едой.

В конечном счете собаки пускали бы слюни, когда они слышали сигнал, даже если никакая сопровождаемая еда. От Павлова на много исследований посмотрели на то, как опыт может сформировать ответы — как удары помогают крысе изучить свой путь через лабиринт, например. Исследование 2005 года показало, что создание условий может даже изменить мнение людей о том, что они чувствуют: Обоняние незнакомого аромата при игре расстраивающей видеоигры вызвало неприязнь к аромату. Но невропатолог Вэнь Ли из Медицинской школы Северо-Западного университета Feinberg в Чикаго, Иллинойс и ее коллегах хотел определить, может ли опыт измениться, как хорошо человек чувствует определенный аромат.

Для ответа на тот вопрос бригада попросила, чтобы 12 предметов отличили две пары тонко различных запахов: молекула розеноксида и ее химическое зеркальное отображение — оба из которых имеют почти идентичный «масляный» запах — и пара зеркала молекул бутанола, разделяющих неопределенно подобный растению аромат. MRI просмотрел центры запаха их мозгов как предметы, вдохнувшие, и небольшой удар током сопровождал один из запахов.

Несмотря на то, что предметы не могли отличить ни одну из молекул от их зеркальных отображений перед ударом, почти все могли меньше чем после семи толчков сообщает бригада онлайн сегодня в Науке. Их мозги также ответили по-другому на каждый запах в паре, включавшей удар, в то время как их чувствительность и мозговой ответ другой паре не изменились.«Мы были очарованы» тем, как острый обоняние предметов стало, говорит Джей Готтфрид, обонятельный невропатолог на бригаде Ли. «Человеческое обоняние всегда dissed, … [но] это показывает, что имеет огромную мощность» для адаптации способами, вероятно, помогшими человеческим предкам знать, когда они были безопасны и когда они должны сбежать — например, при различении запаха льва от маленькой кошки.

Готтфрид выдвигает гипотезу, что версия этой реакции могла быть частично ответственна за усиленную чувствительность пациентов с тревожными расстройствами, боязнями и посттравматическим стрессовым расстройством, которые часто развиваются после несчастного случая, сильного нападения или другого испытания.Результат только доказывает наше обоняние, говорит чувствительный к химическому раздражению исследователь Уильям Каин из Калифорнийского университета, Сан-Диего. Это является также первым для документирования того создания условий, может заточить человеческий нос и изменить мозг — и это — «довольно главный материал».

Каин лечит пациентов с многократной химической чувствительностью — спорное условие, в котором люди показывают необычную чувствительность к низким уровням химикатов — и указывает на результаты исследования как возможные ворота к новым лечениям их признаков.


Добавить комментарий