Новое исследование находит, что у девочек и мальчиков есть совсем другие психологические реакции, когда семьи двигаются из районов высокой бедности.Предыдущие исследования нашли высокие показатели эмоциональных проблем в юности, живущей в районах высокой бедности, даже после контролирования для факторов, которые могли бы влиять на психологическое развитие каждого человека.Но они главным образом были наблюдательными исследованиями, которые подвержены уклону выбора и что исследователи называют «обратной причинной связью».

Пример обратной причинной связи в этом контексте был бы то, если бы исследование утверждало, что бедный район заставил семьи, живущие там развивать эмоциональные проблемы, когда действительно семьи с эмоциональными проблемами заканчивают тем, что жили в более бедных районах.Чтобы оценить, что качество влияния района действительно имеет на эмоциональном благосостоянии, американское Министерство жилищного строительства и городского хозяйства предписало жилищный эксперимент мобильности с 1994 до 1998, названный «Перемещение в Возможность для Демонстрации Справедливого решения жилищных вопросов».Этот эксперимент выбрал случайные семьи из группы 4 604 волонтеров семьи с низким доходом, чтобы получить ваучеры, чтобы переехать в районы более низкой бедности.Вторая группа получила географически неограниченные ваучеры и третью группу – кто использовался в качестве контрольной группы – не получил ваучеров.

Исследователи позади нового исследования, изданного в ДЛИННОЙ ХЛОПЧАТОБУМАЖНОЙ ОДЕЖДЕ, добились семей спустя 4 – 7 лет после рандомизации. Они нашли, что вмешательство побудило семьи увеличивать социальные связи с более богатыми людьми и переезжать в лучшие районы, имевшие более низкую бедность и уровень преступности.

Сокращения бедствия и депрессии девочек, но увеличенных проблем в мальчикахИсследователи взяли интервью у 2 872 подростков как у части их расследования. Подростки были между 0 и 8 годами в начале исследования, и они были между 13 и 19 во время наблюдения.

Значительные сокращения психологического бедствия и депрессии были зарегистрированы среди юных девочек в интервенционных группах, по сравнению с девочками в контрольной группе. Но увеличенные проблемы с поведением были найдены в мальчиках в интервенционных группах.

Исследование делает запись следующих различий в заболеваемости психологическими расстройствами между мальчиками в группе вмешательства низкой бедности и мальчиками в контрольной группе:Глубокая депрессия: 7,1% мальчиков в группе вмешательства низкой бедности и 3,5% мальчиков в контрольной группеПосттравматическое стрессовое расстройство (PTSD): интервенционный и контроль на 1,9% на 6,2%Расстройство поведения: интервенционный и контроль на 2,1% на 6,4%.

В географически неограниченной оправдательной группе у 4,9% мальчиков был PTSD, по сравнению со всего 1,9% в контрольной группе.Но девочки в этой оправдательной группе жили намного лучше, с 6,5%, имеющими глубокую депрессию и 0,3%, имеющими расстройство поведения, по сравнению с 10,9% и 2,9% девочек в контрольной группе.Почему сделал девочек в эксперименте, процветают в их новой среде, в то время как мальчики боролись?Авторы предполагают, что различия «происходили из-за девочек, получающих прибыль больше, чем мальчики от перемещения до лучших районов из-за половых различий и в случаях района и в социальных навыках должны были извлечь выгоду из новых возможностей, представленных их улучшенными районами».

Авторы говорят, что трудно видеть от их результатов, каковы применения для политики должны быть, «потому что результаты исследования предполагают, что вмешательства, возможно, оказали неблагоприятное воздействие на мальчиков, но защитные эффекты на девочках».Они добавляют:«Будущие правительственные решения относительно широко распространенного внедрения изменений в общественной жилищной политике должны будут сцепиться с этой сложностью на основе реализации, что никакое стратегическое решение не будет иметь доброкачественные эффекты и на мальчиков и на девочек.

Лучше понимая взаимодействий среди человека, семья и факторы риска района необходимы, чтобы вести будущие изменения политики общественного жилищного строительства в свете этих половых различий».